Проблема фирм однодневок в правоприменительной практике

Проблема фирм-однодневок в правоприменительной практике

В течение своего исторического развития государство, как политико-правовая категория, как некий юридический механизм осуществления власти, претерпевало значительные изменения, которые, главным образом, касались формы государства, его функций. Однако, экономическая функция государства неизменно занимала главенствующее положение среди иных функций государства. Так как, во-многом, именно экономическое начало лежит в основе всей государственной деятельности.

В процессе реализации экономической функции, государство осуществляет три взаимосвязанных процесса: аккумулирование, распределение и использование публичных денежных фондов. Для формирования публичных денежных фондов огромную роль играют налоги.

В течение последних нескольких лет, уровень налоговых доходов бюджета Российской Федерации располагался в промежутке 70-80% от общей суммы всех доходов бюджета.      

Исходя из того, что налоги занимают основное место в формировании доходов государства, и суммы их колоссальные, любые изменения в налоговых ставках оказывают непосредственное влияние как на бюджет, так и на финансовое состояние субъектов экономики. Чем выше ставка, тем слабее финансовые возможности налогоплательщиков, следовательно, тем больше средств отвлекается из сферы обращения. При этом в целом по обществу общая масса денег может оставаться неизменной.[1]

При изначальной конфликтности финансовых правоотношений как таковых, хозяйствующие субъекты при увеличении налогового бремени пытаются искать правовые способы искусственного его снижения – ухода от уплаты налогов. Одним из самых распространенных способов ухода от уплаты налогов является использование в хозяйственном обороте так называемых «фирм-однодневок» (в профессиональном сленге также – «фирмы-помойки»).

Объемы финансовых потоков, протекающих через категорию фирм-однодневок колоссален. По некоторым оценкам  оборот однодневок составил в 55 миллиардов долларов в 2003 году и 86 миллиардов в 2004, что соответствует 14 % и 17 % ВВП России за эти же годы, а размер уклонения от уплаты налогов с их помощью — в 50 % налоговых сборов.[2]

Однако,  в настоящее время, легального определения понятию «фирма-однодневка» действующее законодательство не содержит. Отсутствие легального определения и перечня признаков, безусловно, негативно отражается как на практике применения налогового законодательства, так и на реализации прав налогоплательщиков, контрагенты которых нередко признаются сотрудниками налоговых органов фирмами-однодневками.

Примерное определение «фирме-однодневке» было дано в Письме  ФНС РФ от 11.02.2010 № 3-7-07/84. Под "фирмой-однодневкой" в самом общем смысле понимается юридическое лицо, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности, как правило, не представляющее налоговую отчетность, зарегистрированное по адресу массовой регистрации и т.д.

Далее, в целях корректности под фирмой-однодневкой будут иметься в виду организации, которые имеют те или иные признаки фирмы-однодневки, но не обязательно являющиеся ими в действительности.

Согласно ст. ст. 89, 93 Налогового кодекса РФ (далее НК РФ) в рамках выездной налоговой проверки сотрудники Налоговых органов вправе проверять контрагентов налогоплательщика путем истребования информации как непосредственно у них, так и у территориальных отделений налоговых органов. По результатам исследования полученной информации налоговые инспектора нередко приходят к выводу о наличии у контрагента признаков фирмы-однодневки. Данное обстоятельство, в подавляющем большинстве случаев приводит к признанию финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика нереальной и направленной на необоснованное получение налоговой выгоды, а, следовательно, признание применение налоговых вычетов необоснованными, доначисления сумм налогов, взыскание пени и привлечение к ответственности за налоговые правонарушения.[3]

В свете обозначенной Президентом задачи усиления борьбы с фирмами-однодневками[4] и проведенных в ее исполнение реформ, вопрос последствий таких действий сотрудников фискального ведомства стал особенно актуальным для хозяйствующих субъектов.

Подчеркнуть значимость и критичность обозначенной проблемы могут следующие примеры:

  1. С «22» октября 2014 года, сотрудники правоохранительных органов при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по составам налоговых преступлений (ст.ст. 198-192.1. УК РФ) не связаны с контрольной деятельностью налоговых органов. Иными словами, сотрудники ОБЭП вправе самостоятельно оценивать ставшие им известные обстоятельства и возбуждать уголовные дела без оглядки на налоговые органы.
  2. Сотрудники органов внутренних дел могут принимать участие в выездных налоговых проверках вместе с налоговыми органами. Такое правило закреплено в п. 1 ст. 36 НК РФ, пп. 28 п. 1 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции".
  3. Письмом от 24.08.2012 N АС-4-2/14007@ ФНС России определила случаи, когда проверяющие инспектора обязаны привлекать к проверке сотрудников внутренних органов. К таким случаям относится, в частности, выявлении схем уклонения от уплаты налогов, подпадающих под признаки налоговых преступлений, предусмотренных ст. ст. 198 - 199.2 УК РФ, в том числе если в цепочке приобретения (реализации) товаров (работ, услуг) участвуют фирмы-однодневки[5].
  4. Сотрудники правоохранительных органов вправе пользоваться всеми средствами и методами проведения контрольных и иных мероприятий в рамках своей компетенции, которые предоставлены им ФЗ от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" и ФЗ от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". В том числе в необходимых случаях они вправе применять силу.

Очевидно, что при совокупном анализе названных примеров, перед взором предстает пугающая картина, при которой добросовестному налогоплательщику, который мог и не знать о контрагентах или у которого не было выбора при согласовании, скажем, схем поставок, может столкнуться со всей мощью инквизиционной правоохранительной машиной.

Вместе с тем, представляется, что сложившиеся особенности правоприменительной практики и узкоцелевые акты нормативного регулирования хозяйственных отношений с участием фирм-однодневок противоречат фундаментальным основам и принципам построения налоговых правоотношений.

Как следует из ст. 57 Конституции РФ, ст.ст. 7, 23, 44 НК РФ, обязанность по уплате законно установленных налогов и сборов является персональной.

В соответствии со ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное деяние конкретного налогоплательщика, за которое НК РФ установлена ответственность.

Исходя из формального толкования названных положений, а также правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ № 329-О от 16.10.2003, налогоплательщик не несет ответственности за действия (бездействие) третьих лиц по выполнению возложенных на них обязанностей.

Одним из системообразующих принципов выстраивания правоотношения, связанных с налоговым контролем, является презумпция добросовестности налогоплательщика, которая хоть прямо и не закреплена налоговым законодательством, но прямо вытекает из положения п. 7 ст. 3 НК РФ, а также постулируется Конституционным Судом РФ в Определении от 25 июля 2001 г. N 138-О и Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 12 октября 2006 г. N 53.

Налогоплательщик не отвечает за деятельность других организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты налогов.

Но тем не менее, исходя из сложившейся практики применения налоговыми органами налогового законодательства в части применения налоговой выгоды и привлечения к ответственности за налоговые правонарушения, при определении у контрагента налогоплательщика признаков фирмы-однодневки, бремя налоговой ответственности ложится на проверяемого налогоплательщика, что, в действительности, является противоречащим действующему законодательству в целом, и презумпции добросовестности налогоплательщика, в частности.

В самом деле, существующая коллизия правовых норм в регулировании налоговой деятельности, приводящая к неоднозначной правоприменительной практике и, нередко, к нарушению прав налогоплательщика, напрямую связана с отсутствием в действующем налоговом законодательстве легального определения понятия фирмы-однодневки, ее отличительных признаков и признаков аффилированности конкретного налогоплательщика с конкретной фирмой-однодневкой.

В отсутствие легально закрепленных мерил, позволяющих четко отграничить или же наоборот отождествить деятельность конкретного налогоплательщика и деятельность его контрагента – фирмы-однодневки приводит к, практически, безграничному расширению субъективного усмотрения должностных лиц в рамках налоговой проверки или, что гораздо хуже, в рамках возбуждения и расследования уголовных дел.

Представляется конституционно-значимым разрешение вопроса относительно понятия и признаков фирм-однодневок на легальном уровне в рамках подзаконного нормативного регулирования.

В отсутствие подобного разрешения, вопросы обеспечения юридической безопасности хозяйствующих субъектов, их руководителей разрешается ad hoc (в каждом конкретном случае индивидуально), и зависит в большей степени от опыта и квалификации адвоката, нежели от качества действующих правовых норм.

Адвокат Курников А. Г.

 

[1] Подробнее об этом: Фискальная деятельность государства и экономический рост Абдулгалимов А.М., Казимагомедова З.А. // "Налоги" (журнал), 2008, N 4

[2] См.: Maxim Mironov. Economics of Spacemen: Estimation of Tax Evasion in Russia//University of Chicago, 2006.

[3] См. например: Постановление ФАС Московского округа от 23.01.2012 по делу N А40-34483/11-90-144, Постановление ФАС Московского округа от 18.01.2012 по делу N А40-37482/11-20-158, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.12.2011 по делу N А27-2744/2011 и многие другие.

[4] См.: Указ Президента РФ от 07.05.2012 N 596 «О долгосрочной государственной экономической политике»

[5] К числу других случаев относится, согласно указанию ФНС России относится:

1) обнаружение:

- обстоятельств, свидетельствующих о необоснованном возмещении НДС, акциза, а также о зачете или возврате иного налога;

- признаков необоснованного предъявления НДС, акциза к возмещению.

2) при выявлении схем уклонения от уплаты налогов, подпадающих под признаки налоговых преступлений, предусмотренных ст. ст. 198 - 199.2 УК РФ, в том числе:

- если налогоплательщик препятствует проведению выездной налоговой проверки ("миграция" организации, смена ее учредителей и (или) руководителей, реорганизация, ликвидация организации и т.д.);

при обнаружении признаков преднамеренного и фиктивного банкротства налогоплательщика, а также иных неправомерных действий при банкротстве