Действия приставов-исполнителей в рамках исполнительного производства вне закона о защите конкуренции

Экономическая коллегия Верховного суда РФ 20.01.2016 г. и 22.01.2016 г. рассмотрела дело по спорам, связанным с обжалованием Федеральной службой судебных приставов РФ актов и действий сотрудников Федеральной антимонопольной службы РФ.

Предысторией названных дел явились действия судебных приставов-исполнителей в рамках исполнительного производства по аресту денежных средств, а также аресту и изъятию имущества ЗАО «Добрыня».

Результатом стало издание и. о. руководителя УФАС приказа о проведении внеплановой проверки соблюдения местным Управлением Федеральной службы судебных приставов (УФССП) в лице Отдела по Свердловскому району г. Перми требований ст. 16 закона "О защите конкуренции", однако по ее итогам оснований для возбуждения дела не нашлось.

Приставы, со своей стороны, обратились в суд с требованием признать приказ недействительным (№ А50-19907/2014), а действия ее должностных лиц при проведении проверки – незаконными (№ А50-19906/2014). В обоснование своих требований, представители УФССП России указывали, что действия, связанные с исполнением судебных актов не могут быть предметом регулирования антимонопольного законодательства.

Суды первой инстанции, апелляции и кассации не разделили позицию УФССП РФ, найдя ее незаконной и не обоснованной.

Однако Экономическая коллегия ВС РФ с нижестоящими судами не согласилась, отменив принятые по делу акты. Вынесенными судебными актами требования УФССП России были удовлетворены.

Экономическая коллегия ВС РФ указала, что «…поскольку оно никак не влияет на конкуренцию и положение хозяйствующих субъектов на рынке иначе, чем это установлено требованиями вступивших в законную силу судебных актов, правом на пересмотр которых антимонопольный орган не наделен…Поскольку статья 3 закона "О защите конкуренции" ограничивает его сферу применения и не распространяет ее на отношения, связанные с исполнением судебных актов, то при проведении внеплановой выездной проверки должностные лица антимонопольного органа вышли за пределы своих полномочий.»

Однако данная позиция Верховного суда РФ представляется более чем спорной.

В действительности, исполнительное производство, как таковое, является одним из ключевых этапов судопроизводства, о чем еще говорил ЕСПЧ.

Вместе с тем, содержание самих действий судебных приставов-исполнителей, нацеленных на исполнение вступившего в законную силу судебного акта, не могут и не должны в полной мере отождествляться с самим судопроизводством. В противном случае, институт обжалования их действий должен быть отменен, как дискредитирующий судопроизводство.

Полномочия судебного пристава-исполнителя, будучи предоставленными конкретному физическому лицу, пусть и в форме, могут быть совершенно по-разному применены и реализованы. На практике, зачастую, возникают ситуации, в которых действия конкретного судебного пристава-исполнителя, при формальной направленности на исполнение судебного акта, фактически, являются злоупотреблением и нарушают права должников по исполнительному производству, зачастую вытесняя их с рынка, что часто встречалось, к примеру, в начале 2000-х годов.