Актуальная проблема банкротства супругов-должников

«01» октября 2015 года вступили в силу поправки в Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Однако вопреки ожиданиям ряда экспертов, главным образом, из судебной системы, граждане не торопятся подавать заявления о признании себя банкротами. Вала дел, связанных с банкротством физических лиц, так и не случилось.

Причин тому достаточно много, но одной из них можно смело назвать «туманность» в применении положений законодательства о банкротстве. Действительно, зачастую остается загадкой, как в той или иной практической ситуации будут работать положения Закона о банкротстве, применительно к физическим лицам.

С момента введения юридического института банкротства физических лиц прошло уже около полугода. За это время судебная практика, если и не сложилась в своем единстве, но уже четко выявила ряд проблем в работе данного закона.

Одной из самых крупных стала следующая: порядок применения положений законодательства о банкротстве физических лиц к банкротству супругов.

Гражданским и семейным законодательством предусмотрены институты совместного имущества супругов и совместных (общих) обязательств супругов.

Согласно ст. 45 СК РФ, общие долги супругов погашаются за счет общего имущества, а в случае его недостаточности – солидарно за счет личного имущества каждого из супругов. Иными словами, мы имеем ситуацию, когда один долг (к примеру, кредит) одного супруга, возникший в период брака, признается общим долгом супругов.

Но что делать с совместным долгом, если банкротится только один супруг? Он списывается полностью? Тогда это нарушит права кредиторов, которые имели право обратить взыскание на имущество второго супруга. Он будет поделен пополам и спишется на половину, которую должен уплатить супруг-банкрот, а другую половину будут взыскивать со второго супруга? Тогда какой смысл вообще в процедуре банкротства, если долг не гасится и основная функция банкротства не выполняется?

Значимость данной проблемы подчеркивается также тем, что ее решения обсуждались на уровне депутатов Государственной думы РФ, а Плигиным В. Н. признавалась необходимость дополнения и уточнения закона в этой части.

Но на сегодняшний день обозначенная проблема решается на уровне судов.

Некоторые суды, в частности Арбитражные суды Новосибирска и Омска нашли выход из данной ситуации, который логичен, разумен, но не в полной мере (с формальной точки зрения) соответствует положениям Закона – рассматривать супругов как созаявителей в рамках единой процедуры банкротства.

Однако Арбитражный суд Москвы в этом вопросе занял иную позицию, указав в одном из своих Определений, что Закон о банкротстве не предусматривает ведение одной процедуры в отношении двух должников.

Данная позиция Суда вынуждает супругов-должников либо жить в неведении, что будет с долгом, по которому они отвечают совместно, в случае банкротства только одного супруга, либо подавать два заявления - банкротить каждого супруга отдельно. И второй случай грозит перерасти в правовой коллапс, который парализует работу Закона о банкротстве, так как в рамках двух независимых процедур, в двух конкурсных массах будет находится одно и то же имущество, и удовлетворятся одни и те же требования. В рамках какой процедуры и в каком порядке будут проходить реализации имущества? Как будут удовлетворяться требования кредиторов? Закон не дает ответа на этот вопрос.

На сегодняшний день такое Определение Арбитражного суда г. Москвы оспаривается нами по большому перечню оснований.

Перед Девятым Арбитражным апелляционным судом стоит непростая задача: устранить существующий правовой пробел и посредством классического толкования закона найти оптимальный выход из сложившейся ситуации.

И речь в данном случае идет не только и не столько о конкретных правах и свободах, сколько о правоприменительном прецеденте, который предопределит направление судебной практики в части банкротства супругов-должников, как минимум, в рамках Москвы.